Ветеран милиции из Витебска о службе в Афганистане: удача там должна была сопутствовать колоссальная - Новости Беларуси и мира
Регионы

Ветеран милиции из Витебска о службе в Афганистане: удача там должна была сопутствовать колоссальная

Новости темы

«Репортаж»

Достучаться до каждого жителя: в Дрибинском районе прошла масштабная акция МЧС

Они воевали за Победу и Родину. Как подвиги обольских «Юных мстителей» стали примером патриотизма

Витебчанин с толочинскими корнями Станислав Кондратович отмечает в этом году сразу несколько значимых дат: на днях он отпраздновал свое 60-летие, скоро будет встречать 105-летие подразделений внутренних дел на транспорте. И еще одну дату, с привкусом скорби по ушедшим в мир иной товарищам, — 35-летие вывода советских войск из Афганистана, где он пробыл год и девять месяцев. Говорить о том страшном времени, ужасах войны, ежедневной опасности он не любит, равно как и старается не рассказывать о боевых наградах, а их немало. Это орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа». Однако скромный ветеран транспортной милиции с удовольствием вспоминает боевых товарищей, делится случаями из служебного прошлого. Витебчанин рассказал корреспондентам , как приходилось ловить воров в поездах, как проходили будни военного разведчика и насколько нерушимо братство воинов-интернационалистов.
В Афганистан Станислав Кондратович попал 20-летним парнем, которому предстояло смотреть в лицо смерти. Он попал в разведбатальон, который позже был удостоен ордена Красной Звезды. В незнакомой стране толочинский парень оказался в феврале. «Тогда было прохладно. А потом наступил март, и сразу почувствовалась весна. Вокруг были пестрые ковры тюльпанов разных цветов, маки росли едва ли не в полроста человека», — рассказал он о своей акклиматизации на месте исполнения интернационального долга.

Он до сих пор помнит извилистые горные серпантины, опоясывающие горы, каждый поворот, каждое ущелье, где приходилось передвигаться налегке, без бронежилета, кишлаки и даже продуктовые ларьки. Остались в памяти необычные виды городов — Джелалабада, Кабула, а также богатого на россыпи драгоценных камней Панджшерского ущелья, которое также называют ущельем Пяти львов, и как собирали в этом месте красивые камушки на память — лазуриты.

Военнослужащие разведывательно-десантной роты глубинной разведки, куда распределили Станислава Кондратовича, практически каждый день выходили на задание, между которыми отдыха было всего два дня, а потом снова в поход по горам. «Вместе с выучкой, осторожностью там, чтобы выжить, вам всегда должна была сопутствовать удача, причем колоссальная. Нередко ходили ущельями, где в то же время передвигались душманы — кто из нас выше поднялся, у того и преимущество. Однажды попали под обстрел, проходя мимо душманского укрепрайона по высохшей реке, но мы были в «мертвой зоне» — вне досягаемости для орудий, и нас просто не могли достать выстрелами», — говорит Станислав Кондратович, показывая путь его разведгруппы.
Страшно было только в самом начале, когда молодой белорус еще не знал, что его ждет. А потом, утверждает афганец, ко всему привыкаешь — опасности, риску, бегу по лезвию ножа на волосок от смерти. Он помнит, как впервые увидел вернувшихся с боевого задания советских солдат, которые пришли в Афганистан до него. Заросшие бородой, в пыли, они показались ему настоящими дедами. Видимо, потом новобранцы воспринимали так же и его, когда Станислав Кондратович возвращался из боевого похода длиной в месяц.

«Кроме нас, в разведбатальоне было подразделение радиоэлектронной разведки, в котором служили узбеки, туркмены, хорошо владевшие местным наречием. Они перехватывали шифрограммы противника. Один такой переводчик всегда сопровождал нас на задании. Шли мы как-то в горах ночью (в основном ведь в темное время суток передвигались), и тут видим в бинокль — духи, почти рядом. Они стали с нами издалека разговаривать, а в горах слышимость хорошая, и наш переводчик отвечал им что-то, так те приняли нас за своих и не стали стрелять», — поделился витебчанин.

Однажды Станислав Кондратович отправился на задание — и его «потеряли» настолько, что матери пришло извещение от руководства, что ее сын пропал. Позже разведчик вышел к своим. Узнав, что его едва ли не похоронили, подумал, что теперь сам бог велел долго жить.

Практически перед самым дембелем погиб командир их роты. На его могилу в Барановичи разведчики регулярно приезжают из всех краев не только Беларуси, но и России, других стран. И в целом однополчан Станислава Кондратовича разбросало по миру. Раньше они держали связь по письмам, звонили друг другу, а теперь у них есть своя группа в мессенджере — примерно на 100 человек, где все делятся успехами, поздравляют друг друга с различными праздниками.

А один из самых значимых для себя — День военной разведки, который отмечается в начале ноября, — они встречают большим составом под Москвой. Собираются там около 50 воинов-интернационалистов и вспоминают боевое прошлое, ребят, которые служили с ними, но, к сожалению, так до возвращения из горячей точки и не дожившие. Если что случится, уверен ветеран милиции из Витебска, то любой из них придет на помощь, потому что братство афганцев нерушимо.
В органы внутренних дел после возвращения с интернациональной службы он попал почти случайно, хотя у него были примеры перед глазами: двое соседей из его деревни уже работали в транспортной милиции. Таких, как он, едва ли не с руками отрывали, зазывая даже в политруки. Однако молодой дембель, прошедший Афганистан, сделал свой выбор в пользу помощи людям в должности милиционера. Он уже практически устроился на работу в Минске, но родные уговорили переехать поближе — в Витебск. В областном центре Станислав Кондратович попал в постовую службу Железнодорожного РОВД, где прослужил верой и правдой 19 лет. Вместе с привычной для любого милиционера работой ему также нужно было следить за порядком на железнодорожном транспорте.

Непростое время для транспортной милиции было в переломные 1990-е годы. Тогда было множество краж в поездах. Пассажиров обворовывали на перегонных станциях, заходя в вагоны. Преступники заглядывали в купе, «чистили» плацкарт, забирали обувь, одежду, ножницами вырезали задние карманы брюк, где пассажиры хранили кошельки. С разгулом бандитизма приходилось бороться жестко. Накрывали преступные группы вместе с информаторами, которые сообщали, что и в каких грузовых составах перевозится.
«Иногда мы вскрывали запломбированные товарные вагоны, а там в крыше были дырки. Воры прорезали лаз и на ходу выбрасывали вещи, а следом ехали подельники и собирали украденное. И таких случаев было немало. Во время расследования узнавали, откуда правонарушители брали сведения о грузах, и потом задерживали их за преступный сговор», — рассказал Станислав Кондратович.

Ему также приходилось сопровождать поезда — в Великие Луки, Вильнюс, туда и обратно. Пока границы были едины, им выдавали оружие, а с распадом Советского Союза носить табельное было уже запрещено. Благо таких уж отпетых головорезов на профессиональном пути витебского милиционера не попадалось. Лишь однажды он попал под нож преступника, которого задерживал в Витебске буквально на перроне. Тогда спасла и боевая выучка, и навыки рукопашного боя, которым витебчанин занимался в свободное от службы время.
Станислав Кондратович рассказал и об ухищрениях, которые применялись милицией для поимки воров на транспорте и станциях. Специальный дипломат, который высылал сигналы на рацию всем правоохранителям, дежурившим на станции. Химическая ловушка в виде флакона одеколона. Краска, которая распылялась на взломщика таксофонов. И многое другое.

Сейчас он трудится в другой сфере, выходные проводит в деревне, помогает сестре и в родительском доме супруги, где всегда хватает работы. На встречах с молодым пополнением, учащимися школ бывший милиционер также о себе рассказывает мало, за него больше говорит председатель ветеранской организации ОВДТ Илья Французов, который подчеркивает, какую непростую работу в свое время делал его сослуживец. Ведь тогда работники транспортной милиции сами строили здание, в котором «дислоцировались», а потом собирали по крупицам экспонаты для музейной комнаты.

Молодежи он желает главного — быть добрее, человечнее. Любой конфликт, если не дошел до поножовщины, можно решить словами. В этом, считает витебчанин, и есть главная сила милиции и залог доверия к сотрудникам внутренних дел.

Алеся ПУШНЯКОВА,
фото Александра ХИТРОВА,
.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

16 − один =

Кнопка «Наверх»