Ленивый, страшный и чистоплотный. Какие легенды о цмоках есть в Беларуси? - Новости Беларуси и мира
Калейдоскоп

Ленивый, страшный и чистоплотный. Какие легенды о цмоках есть в Беларуси?

Созданий этих никто никогда не видел, но почти все народы планеты уверены: есть огромные ящеры, живущие в морях или пещерах и плюющиеся огнем. Белорусы не стали исключением, хотя у нас нет ни морей, ни пещер. Поэтому и дракон у нас особенный, имя ему — Цмок. Узнали у фольклориста, как выглядит белорусский «огнедышащий» и чем он отличается от иноземных собратьев.

Хтонические монстры

Соавтор серии книг «Традиционная картина мира белорусов», старший научный сотрудник Института философии НАН Ирина Дубянецкая утверждает: в Беларуси было много типов цмоков — может, дюжина, а то и больше.

— Мы единственная страна в мире, где так много разных историй о них. И все персонажи отличаются друг от друга внешним видом и поведением, — отмечает Ирина Михайловна.

По ее словам, чаще всего у народов есть одна базовая легенда о драконе, имеющая несколько ответвлений. В Беларуси все иначе: у нас подобных сказаний множество — как отдельных маленьких, так и общих для страны, которые в каждой местности рассказывают по-своему.

Разнообразие цмоков связано с традиционными белорусскими представлениями об окружающем мире, где человек находится у основания Дерева жизни. В ветвях летают птицы, а между корней копошатся подземные создания, в том числе змеи и цмоки. К троичной вертикали добавляем четыре стороны света по горизонтали, а также четыре стихии — воду, огонь, землю и воздух — и получаем 12 измерений, в каждом из которых обитает свой дракон-цмок. Эта сложнейшая система общая для индоевропейской и ближневосточной традиций.

— В белорусской космогонии каждая из стихий может быть космической и хтонической, давать жизнь и нести смерть, — продолжает Ирина Дубянецкая. — Например, вода может быть небесной — это дождь, земной — из реки, подземной — проступать из-под земли, создавая болота. Цмоки связаны с каждой из них. При этом все они воспринимаются как хтонические монстры.

Рукав на воротнике и бедный Вяль

История о цмоке Вяле записана в деревне Волейкишки Островецкого района. Вяль не был плохим или хорошим. Он просто любил играть с огромным валуном. Идет кто-нибудь с детишками по грибы, а рядом многотонный камешек приземляется. Поэтому местные Вяля недолюбливали. Пока один человек не решил проблему: освежевал барана, начинил его горячей смолой и серой да и подкинул цмоку. Вяль проглотил угощение — горячая смола протекла в драконье горло. Перед кончиной Вяль заревел так, что его услышал цмок Крок, живший под Краковом. Тот от испуга тоже умер.

— Один из самых распространенных мифов связан с цмоками-помощниками, — рассказывает Ирина Дубянецкая. — Они жили у огромных камней, шили одежду и обувь, но только на свое усмотрение. Попросишь сделать абы-как — пошьет аккуратно, стежок к стежку, а если закажешь такой наряд, чтоб «и в церковь не стыдно было пойти», — получишь с одним рукавом на подоле, с другим — на воротнике.

Обычно в историях нет описаний цмоков — только рассказы о том, как они помогают людям. Отдельные легенды связаны с драконьей любовью к красавицам. Так, однажды девушка и влюбленный в нее цмок пошли в поле. Ухажер утомился и, положив голову на ее колени, попросил разбудить, если появится туча. Но девушка не выполнила просьбу — из тучи ударила молния и убила цмока. За миг до смерти он успел дать пощечину возлюбленной, и на всю жизнь на ее лице остался след пятерни.

— Если цмок ухаживает за девушкой, значит, он предстает в человеческом обличье, — делает неожиданный вывод Ирина Дубянецкая. — Есть даже истории о цмоке-любовнике. Он красавец, с достоинством ухаживает за девушками и молодыми вдовами. Единственное, что выдает цмока, — горб, потому что под одеждой спрятаны крылья. Но сказания умалчивают, что случается, если цмоку отвечают взаимностью.

Цмок — уважаемый персонаж. Его изображения часто встречались в орнаментах и как элемент украшения предметов интерьера. А еще цмок как существо, связанное с глубинами воды и недрами земли, у наших предков ассоциировался с мудростью и богатством.

Ленивый, страшный и чистоплотный

— Еще одна история о цмоке записана в конце XIX века фольклористом Николаем Никифоровским на Витебщине, — продолжает рассказ Ирина Дубянецкая. — Звери и люди в ней обижаются на цмока, потому что он очень ленивый и не торопится на помощь. Получается, что одна из задач цмока — помогать!

А вот в историях, записанных фольклористом Михаилом Федоровским в начале ХХ века, люди с ужасом рассказывали, какой цмок страшный. У летающей рептилии было то ли три, то ли девять огромных голов, когти — как серпы, а крылья — широкие, острые. Однако никаких упоминаний о том, что цмок приносил вред, нет. Зато говорится, что он большой чистюля и каждый день ходит мыться в баню.

Еще один интересный тип цмока — хут. Такие жили в хатах и помогали хозяевам в меру сил. Чаще всего приносили в дом что-нибудь полезное — зерно или деньги. Где хуты их брали, никто не знает. Такого помощника полагалось кормить яичницей и всячески заботиться о нем. Фактически хут становился своеобразным домовым, который тянул хозяину все ценное, что мог найти. Единственное, что категорически не рекомендовалось в обращении с хутами, — обижать их. В противном случае мигом испепелит все хозяйство и уйдет в другой дом.

— Ян Барщевский в книге «Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастических повествованиях» советует: если кто-то хочет завести цмока (а кто из белорусов не хотел его завести?), нужно взять яйцо черного петуха (в преданиях — петушьего) и носить его под мышкой семь недель, — рассказывает Ирина Дубянецкая. — Из него и вылупится цмок. Кстати, в европейских историях из яйца черного петуха появлялся василиск, страшнейшее чудовище! А у нас — домашний цмок.

Цмок — популярная фигура в белорусском эпосе разных регионов. Часто можно обнаружить смешение образов дракона и домовика, лесовика, змея…

Немного жути

Самый страшный тип цмока упоминается в лирных балладах, которые пели бродячие музыканты.

— «Даўней жылi людзi, не верылi Богу, а верылi цмоку, аддавалi цмоку ў дзень па чалавеку, па малым дзiцёнку…» — цитирует Ирина Дубянецкая. — Для чего отдавали, не сказано. Обычно все продолжалось до тех пор, пока не доходила очередь до дочки князя, короля или царя.

Дальше — по классике. Царскую дочь одевали как невесту и привязывали к скале около большой воды. Цмок выныривал из волн — из его глаз вырывались искры, из ноздрей — пламя, из ушей — дым. И тут появлялся Святой Юрий-Георгий (Егорий), который топтал зверя копытами коня и протыкал его грудь копьем. Однако лирные баллады — исключение из правил, в них мы находим отголоски западноевропейской традиции, где дракон был демонизирован.

— Но и в балладах встречаются варианты, когда девушка сама связывает цмока пояском и ведет на поле, где люди убивают чудище, — говорит Ирина Дубянецкая. — Фактически цмок служил необходимой жертвой. Зачем его убивали? Потому что драконья доля такая. Космический герой убивает монстра и из его тела создает мир. Сказочный персонаж должен пройти ряд испытаний, и одно из них — победа над цмоком или похожим на него чудищем.

Между тем есть в белорусском фольклоре и совсем простенькие истории о цмоках. Одна из них — «свиньи рыли-рыли и дорылись до подземных цмоков». Или история про болотного цмока Гоца. Когда он попался, люди сковали чудище кандалами и повели по гати. Пока тот шел, цепи клацали по дереву гоц-гоц. В итоге гать развалилась и все утонули.

Еще один белорусский цмок — радуга. Во многих регионах радугу называли цмоком, потому что считалось, что она пьет («цмокча») воду после дождя. Есть даже страшные истории о том, что радуга засасывала детей. Их души потом летали по округе, их называли планетниками. В белорусском языке можно встретить названия «цмок», «смок», «чмок» — все это звукоподражательные слова, означающие пьющего воду.

А был ли Горыныч?

— Змей Горыныч — не белорусский персонаж, — объясняет Ирина Дубянецкая. — Это отдельная ветвь развития космогонического сюжета, где он всегда антигерой, ворующий женщин. Белорусский же цмок ухаживает за женщинами, гуляет с девушками, и это уже они его иногда обвязывают пояском и ведут на смерть к людям. Но практически нигде он не является однозначным злодеем, даже в лирных балладах.

| Алексей ГОРБУНОВ, газета «7 дней», фото БЕЛТА

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

шесть − один =

Кнопка «Наверх»